Меню
16+

Районная общественно-политическая газета «Улётовские вести»

04.02.2016 10:02 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 6 от 27.01.2016 г.

Деньги - сейчас, стулья - потом

Автор: Елена Чубенко
корреспондент газеты "Улётовские вести"

Иванов договорился с Петровыми о продаже дома. Пока готовил документы, Петровы, вселившись в 2006 году, частями отдавали ему деньги и уплатили за два года всю стоимость дома, после чего прописались в нем с разрешения хозяина. Но он так и не подготовил все документы и сделка, к оформлению которой они приступили в 2012 году, в итоге подготовлена не была. Мало того, одна из его дочерей, взяв от него доверенность, подготовила все документы и в 2014 году оформила дом, уже отремонтированный Петровыми, своей сестре, оказавшейся в тяжелой жизненной ситуации, без жилья.

Ситуация эта заинтриговала меня фразой «выселение без предоставления иного жилого помещения». Судебные приставы собирались ехать на такое выселение, эмоционально крайне неприятную эмоционально процедуру. Решила разузнать об этом поподробнее, потому что сама история вынесенных на снег узлов с вещами и людей, со слезами стоящих у покидаемого дома – неприятная. Как для тех, кто принимает такое решение, так для тех, кто выселяет. Да и для тех, кто вселится потом в этот освобожденный дом, явно не намоленный о добром.

 Началась эта история еще в 2006 году. В пустующий брошенный дом, в котором когда-то жила семья, хозяин (назовем его Иванов) вселил семейство Петровых. Хозяином он был никаким: пришлось срочно латать все дыры и прорехи, вставлять пластиковые окна и делать всё то, что полагается делать нормальным жильцам, собирающимся жить в доме. А продавец пока «делал» документы.

Фактически это сводилось к тому, что потихоньку тратил деньги, передаваемые в счет будущей покупки дома по распискам. Таким расписок в деле потом оказалось 8. Всего ему было передано 120 тысяч рублей, после чего Иванов прописал Петровых в своем бывшем доме. На выплату этих денег ушло 2 года. И только через 4 года, в 2012 году и Иванов, и Петровы пришли наконец-то в Регистрационную палату для оформления сделки. Для начала их отправили заплатить госпошлину и принести проект договора. Дважды составлялся проект и нотариусом, и впоследствии еще одним юристом. В Регистрационной палате, получая документы, вопрошали: а почему он не подписан сторонами, ваш договор? А где подтверждение того, что ваш брак, гражданин Иванов, расторгнут?

 В общем, Петровы, понимая, что они прописаны в уже почти своем доме, больше особо и не заморачивались. Как сказали на суде, психанули они на Регпалату за бесконечные требования новых бумаг да больше и не пошли туда. Тем более, что Иванов какие-то документы по дому ей передал.

 А в октябре 2014 года вдруг, как удар о землю: дом–то, хозяевами которого они себя считали, вдруг стал … домом дочери Иванова! Мало того, младшая Иванова обращается в суд с иском о выселении Петровых, ссылаясь на то, что теперь она — хозяйка спорного дома и все документы ею оформлены надлежащим образом.

 Суд признал право Ивановой-младшей на дом и земельный участок. Старший Иванов пожимает плечам: я против дочки не пойду. Она мать-одиночка. Алиментами я ей не помогал. Сама теперь одна малыша воспитывает.

 Эмоционально тяжелые судебные процессы завершились. Заявленный Петровыми иск о признании за ними права собственный на почти приобретенный у Иванова дом и побуждении Иванова к совершении сделки суд не удовлетворил: сделка оформлена не была, а у дома теперь новый собственник.

 Иск о взыскании с Иванова затрат на ремонт дома суд удовлетворил лишь частично: в той части, в которой необходимо было сделать такой ремонт ввиду невозможности проживания в нём.

 Иск младшей Ивановой, ставшей собственницей этого дома, суд удовлетворил. Теперь именно она стала хозяйкой отцовского дома и по её законному требованию незадачливые покупатели Петровы выселены из дома без предоставления иного помещения. Безусловно, они обратились с заявлением об отсрочке исполнения, ссылаясь на болезни, и отсутствие иного жилья вообще. Но решение о выселении были принято 20 июля 2015 года, (в теплое время года), когда они, понимая уже правоту судебного решения, имели возможность подыскать себе иной вариант проживания. Но они, судя по их заявлению, ждут пока Иванов отдаст им деньги, затраченные на ремонт этого дома. Однако суд взыскал деньги с Иванова, а новая собственница – его дочь, с которой никаких сумм не удерживали. Да и ее проживание до этого судебного спора не назовешь радужным – в тепляке с ребенком.

 В общем, история грустная, но, как говорит председатель Улетовского районного суда О.Н.Кривошеева, достаточно типичная, кроме того, породившая три судебных процесса вокруг да около этой «устной договоренности».

 Собственно и написала я о ней только для того, чтобы не попались на удочку таких вот «собственников», как Иванов, новые покупатели.

 Собрались приобрести себе дом – не слушайте никаких разглагольствований продавца о том, что есть в доме, и каковы плюсы будущей сделки. Попросите документы из Регистрационной палаты: свидетельство о регистрации на жилой дом и на землю. Все остальные разговоры – потом. И никаких передач денег до составления договора купли-продажи жилья, не может быть регистрации в регистрационном органе и получения свидетельства о праве собственности на руки не может быть. Никаких «бабушку мы выпишем потом», или с «с первой женой мы уж 20 лет не живем» — это попытка просто выманить деньги и бросить начатое на полпути.

Не рассказывайте душещипательных историй о неправедном суде, бездушных приставах, вынужденных выселять из-под крыши людей, и «дурости» в Регистрационной палате. Вспомните, что все началось с «устного договора», допустимого разве что для дел в сумме до одной тысячи рублей.

Фамилии участников этой истории не называем, они и так достаточно поплатились за собственную беспечность с документами.

 Елена Чубенко.

Подготовлено по материалам Улётовского районного суда.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

108