16+

Районная общественно-политическая газета «Улётовские вести»

Главная / Статьи / Нелёгкая досталась доля
24.07.2018 15:18
  • 99

Категории:

Нелёгкая досталась доля

Каждый год мы вспоминаем тех, кто не щадил свою молодость и самое дорогое – жизнь ради мирного неба над головой. Но, к сожалению, с каждым годом становится всё меньше ветеранов Великой Отечественной войны, тружеников тыла и всех тех, кто слышал о войне не понаслышке, а наша главная задача – сохранить память о них.

Вот и сегодня я хочу рассказать вам об одном таком человеке, чья судьба тоже связана с войной, точнее с войнами, этого человека зовут Александр Степанович Меркушин.

Первое наше знакомство с Александром Степановичем было в декабре 2014 г. Он пришел к нам в музей и принёс свой портрет, скромно сказав, что это была инициатива его детей. Портрет был зарегистрирован в книгах учета и сейчас находится в Зале боевой славы. Сразу после этого мы начали собирать о нём материал и договорились о встрече с Александром Степановичем. На этой встрече он долго рассказывал нам о своей жизни, семье и военной службе. В 2018 г. мы встретились с ним снова, приехав в гости к Александру Степановичу и его жене Матрене Ивановне с Алиной Куйдиной, учащейся Улётовской школы.

Александр Степанович родился 21 марта 1927 года в селе Калга, Калганского района, Читинской области. Родителей своих помнит плохо. Мать его бросила с отцом, когда мальчику было около трёх лет. Отец женился снова, и поначалу маленького Сашу воспитывали мачеха и отец, но и с ними он прожил не долго, Сашу забрал к себе дядя — Филипп Михайлович Меркушин.

«Дядечка» (так называет Филиппа Михайловича до сих пор Александр Степанович) родился в 1899 году, до войны был кузнецом. В марте 1942 года он был призван на фронт. В Забайкалье (Оловяннинский район) было обнаружено захоронение времен Великой Отечественной войны. В грозные 40-е здесь размещалось семь военных госпиталей, а в архивных документах территория числится как «77 разъезд железной дороги им. Молотова». Умерших людей загружали просто на телеги, по десять-двадцать человек и хоронили недалеко от сельского кладбища и жилого массива, где сегодня осталось меньше 800 жителей. В числе захороненных в этой братской могиле, краеведами были обнаружены около 3000 солдат. Среди них был и дядя Александра Степановича – Филипп Михайлович Меркушин.

Когда Филиппа Михайловича забрали на фронт, Саша бросил школу, окончив 4 класса и пошёл работать в колхоз «Ленинский путь» с. Калга, так как остался жить с тётей, которой нужно было помогать в трудное военное время.

Из воспоминаний Александра Степановича: «Тогда такое время было, работали почти что день и ночь, а ничего не получали. А не грамотные были, «налево» и «направо» не понимали. Слева солома лежала, справа — сено, быки сзади, ты на коне впереди едешь, пашешь. Если налево надо поворачивать тебе кричат: «На солому», а направо: «На сено поворачивай».

Ещё до армии забирали меня в бой-группу. Там у нас граница рядом, то там кого-нибудь убьют, то скот угонят, вот и создавали бой-группы по 10 человек, когда там, например, нарушение границы случалось. А работы в колхозе хватало всякой: и пахал, и боронил, и на косилке работал, всё делал... Днём и ночью пас лошадей, из Досатуя в Калгу возили топливо на быках».

А случаи бывали разные. «Такой расскажу. Осенью (почтовое отделение в с. Дано было) всех людей, сопровождающих почту, убили при её перевозке. Тогда её на лошадях возили из Калги в Дано. Мы сколько дней ездили, искали их. Нашли, а лошади убиты, люди лежат, головы отрезаны. Дальше нашли телегу, она перевернута, почты нету».

29 ноября 1944 года призывной комиссией при Калганском районном военном комиссариате Александр Степанович был призван на действительную военную службу в 17 лет. Военную присягу принял 5 февраля 1945 года при 9 учебном стрелковом полку, на станции Мальта за Иркутском.

Из рассказа А.С. Меркушина: «В 1944 году меня забрали в армию, в ноябре. Сначала комиссию прошел, годен, а у меня уши болели. Отправляли в Читу на лечение. Ну и вместо лечения, на второй день (кого-то, видимо, призвали в армию, а тот не явился). Прибегает мужчина из сельсовета и говорит: «К 3 часам с манатками в военкомат». Ну ладно, было 3 булки хлеба, булку хлеба затолкал в вещ.мешок. Пришел в военкомат, на сани положили все вещички (человек 10 нас было). Шмотки на санях, а мы пешком до Нижнего Калгукана. Прошли 25 км до него и ночевали. Потом в Досатуй поехали, там. А утром (там маленькие поезда были) нас в поезд посадили и повезли, а он идет тихо, отстанешь – догонишь его. В Харанор привезли, а оттуда в Забайкальск. Поезд «Чита-Отпор», посадили нас в вагоны и до Борзи. В Борзе дали пайки и до Читы, а оттуда увезли до станции Мальта за Иркутском».

Военная служба Александра Степановича очень разнообразна: 9 учебный стрелковый полк – курсант; 27 отделение запасного стрелкового полка – стрелок; 1246 истребительный противотанковый батальон – зам. наводчика 76 мм пушки; 175 артиллерийский полк – телефонист; 24 мотострелковый полк – шофёр; в/ч 14221 – шофёр; в/ч 74571 – шофёр.

В трудное военное время у каждого человека была цель: внести свой вклад в защиту своей Родины. Из воспоминаний Александра Степановича: Попал я сразу в учебный полк на командиров, это станция Мальта за Иркутском. И вот мы не закончили ещё учиться, шесть месяцев надо было проучиться, попали на Запад. Стояли кругом запасные полки, младших сержантов выпускали, формировали сразу части и отправляли на фронт». Недоучился он один месяц, когда в мае 1945 года объявили Победу. Великая Отечественная война закончилась капитуляцией Германии. Если бы к этому времени война не закончилась, Александр Степанович в составе 9 учебного стрелкового полка попал бы на фронт.

Через месяц сформированные полки были переведены в Монголию. Из рассказа Александра Степановича: «В конце июня нас погрузили, автобус большой был, в Монголию привезли. Там простояли где-то с месяц, пошли в Маньчжурию.

В августе 1945 г. началась война с Японией, солдаты были распределены по разным частям. Александр Степанович попадает в 27 запасной стрелковый полк – стрелком. Вместе с монгольскими войсками они преодолевают Хинган. Из воспоминаний Александра Степановича: «Шли через Хинган, погода была плохая, дожди танки переворачивались, только хребет преодолели и война закончилась. Мы до Угдена дошли и все капитуляция. Там где-то сутки или двое простояли и обратно в Монголию. Уже когда война закончилась к нам подошли наши полки с запада.

А шоферов не хватало, транспорта-то много было, большие машины. «Кто за рулем сидел когда?», – спрашивают. Я руку поднял. Когда в колхозе работал, там тракторы были, маленькие тракторы колесные, сеялку таскал. Мне выдали военные права. С этими правами я до 1948 года ездил, а в 1948 году пересдавали, когда уже в Даурии служил».

В составе 27 отдельного запасного стрелкового полка после войны, Александр Степанович был с октября 1945 года по октябрь 1946 г. В военном билете Александра Степановича Меркушина указано, что с 9 августа 1945 года по 3 сентября 1945 г. участвовал в войне с Японией.

Позже Александр Степанович служил в Песчанке, потом был переведён в укрепрайон в десяти километрах от Даурии, там он числился шофером на легковой машине. Возил начальство, почту. Полк был расположен недалеко от Отпора (в настоящее время Забайкальск), туда часто приходилось возить документы.

В июне 1950 года, с началом корейской войны, сформировался авиационный корпус, Александр Степанович был переведён туда, получил машину и пробыл там около месяца. Александр Степанович был демобилизован в январе 1952 года. 8 лет длилась служба Александра Степановича, много тягот военного времени пришлось ему пережить. Известия из такого далекого и такого родного дома, получали из писем – треугольников, надежды и отрады каждого солдата.

Войны – это всегда большое горе, массовая гибель людей и множество трудностей на пути, которые солдат обязан был преодолеть. Поэтому нельзя было не задать вопроса Александру Степановичу о том, когда было особенно тяжело, ведь на войне бывали разные случаи? «Тяжело было на переправе, — вспоминает он — когда нас заменили и мы выезжали из Монголии, на переправе реки (нашей Ингоды, наверное, раза в 3 больше), ладно бы мост был, а то доски на одно колесо, а лежали они на тумбах с песком, и вот попробуй. Экипаж перебежал, а надо же переправляться, а самолёты налетели, бросают бомбы. Если бы угадали в мост, я бы не уцелел.

Благодаря зенитчикам с той стороны, все обошлось, они завесу огня установили, нас спасли. А были там и наши ребята: Балаганский, Козлов, — зенитчики. Мы разговаривали потом, они помнят это. И не знаю, как жив остался».

Александр Степанович многое рассказал о тяжелой военной жизни: «Всякое испытать в армии пришлось, сладко-то не было. Тогда котелок с едой на двоих давали, бывает ложку сломаешь (а ложки-то деревянные брали), этот с ложкой ест, а ты посиживаешь и на весь день голодный. Потом начали сами ложки лить, найдешь от сломанной ложки обломок, сделаешь форму в песке, растаешь этот обломок и в форму вливаешь, потом затвердеет и отделаешь её. Отдыхать почти не приходилось солдатам. (только выдавалась свободная минутка). Бывало так, что сутками не ели. Ходили по дрова, носили их на себе. Как-то помню в казарме валенки достал, а они мокрые, а надо было в дорогу. Я говорю: «Они у меня мокрые». «Ну и что, иди!» — отвечают. Ну и пошел. Сначала щипало ноги, потом вроде бы ничего, нормально стало. А когда пришел, стал снимать валенки, а они не снимаются. Ноги отморозил. Потом месяца полтора позади строя шагал».

За время военной службы Александр Степанович не был ранен, обошлось. Но был контужен. Вот так рассказывает он об этом: «Один раз контужен был, когда мы в Корею приехали. Ездили по делам и тут как раз самолеты налетели, ладно я хоть из машины вылез, отошел, а бомба-то рядом взорвалась, у меня даже кабину осколком пробило».

Александр Степанович был награждён медалями «За победу над Японией», «III лет Советской Армии и Флота», «Китайско-Советская дружба», юбилейными наградами. Правда, медали не сохранились. Матрёна Ивановна, жена Александра Степановича, говорит, что в те времена награды особого значения для людей не имели, поэтому они отдали их играть ребятишкам, вот так они и затерялись.

После службы в армии Александр Степанович Меркушин приехал на станцию Гыршелун, так как «особо и ехать-то некуда было», там жил его друг с женой, которые и позвали к себе. Приехав туда Александр Степанович встал на учет в военкомате, встретил девушку с которой встречался некоторое время. Начал искать работу. «Тогда же везде леспромхозы были» — вспоминает Александр Степанович, — Ну, поездил, посмотрел, шоферить только там, а там эти сложные машины, подумал, подумал, да не стал».

После этого он возвращается в Калгу, там у Александра Степановича остался дом, вот он и решил ехать обратно на малую родину. По приезду встретил там своих знакомых, которые помогли устроиться на работу. Определившись с местом жительства и найдя работу, Александр Степанович снова приезжает в Гыршелун, чтобы сняться с учета. Уехал оттуда сразу, ночным поездом. По приезду в Калгу, как и обещали, дали машину, устроился на работу. Выписка из трудовой книжки А.С. Меркушина — «12 марта 1952 год. Зачислен на работу в Кадаинский рудник «Свинецразведка» в качестве шофера.

В это же время, по приезду в Калгу, Александр Степанович встретил свою будущую жену Матрёну Ивановну, вместе с которой они уже 66 лет идут по жизни вместе, рука об руку. Вот что рассказывает о их знакомстве Александр Степанович: «В мае вот уже эту девочку нашел, в столовой на тарелочке подали». «Я в столовой тогда работала, — продолжает жена Александра Степановича Матрёна Ивановна. А он шофёром был, бензина у него попросила – хлеб смолоть, а он вон какой оказался. Я прихожу домой, мама говорит: «Тут парень приезжал, бензин привёз, а я думаю тут опять какой твой жених новый».

«Я приезжаю, — говорит Александр Степанович. А этой повезло, тогда пурга была, я машину к ней загнал, познакомились. С тех пор и живем с 52 года с мая месяца. 17 правнуков, 1 праправнук. Все говорила хоть бы до одного внучонка дожить».

Матрёна Ивановна – труженица тыла, в этом году ей исполнилось 89 лет. Всю свою жизнь она отдала труду. Работала в колхозе в самые тяжелые военные времена. Так она рассказывает о себе: «Оно раньше в колхозе то как, косили вручную сено, хлеб пекли сами. Потом молотили, я по 80 снопов вывязывала, медали есть. Мы же как, класса 2-3 окончим и нас на лето работать. Там и спали, и поля пололи. 50 соток выкошу – мне дадут литр обрату, 150 гр. крупы дадут, я кашу варю. Как голодовали-то мы! Жили на мангыре, чесноке, их мешками таскали. А 80 снопов вывяжу мне 25 гр. мёда, 250 гр., хлеба, так делили. Тяжело мы жили. Картошку мороженую собирали, колоски собирали…».

В село Улёты семья Меркушиных переехала в 1960 году, их позвали родственники. Сначала приехал Александр Степанович, потом Матрёна Ивановна с дочерью Татьяной. И здесь Александр Степанович работал не покладая рук. С 11 августа 1960 г. был принят на работу в Улётовскую РТС в качестве шофёра до июня 1961 года, так как Улётовская РТС. была объединена с Улётовским отделением «Сельхозтехника». Здесь продолжал трудиться шофёром до 19 июня 1966 года.

С 19 апреля 1966 года работал в Улётовской ветстанции на должности завхоза, а с 6 мая 1969 года переведён с должности Завхоза шофёром ветеринарной станции. С 12 апреля 1972 года по 8 мая 1975 года работал в Улётовской ПМК на должности наладчика (по четвёртому разряду). После работы в ПМК трудился в Черемховском ОРСе, Улётовском отделе социального обеспечения и т.д. Как говорит о себе Александр Степанович: «Вот так и шоферю». За время своей трудовой деятельности имеет поощрения и награждения.

21 марта 2018 года Александру Степановичу исполнился 91 год. В качестве почетного гостя его приглашают на различные мероприятия. Вот такой человек сегодня проживает рядом с нами. Хочется пожелать Александру Степановичу крепкого здоровья и долгих лет жизни.

Портрет Меркушина А.С. Улётовский краеведческий музей (портрет написан Пищугиным Р.В.)

О. Жукова,

заведующая Улётовским районным краеведческим музеем.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Реклама

Вверх