16+

Районная общественно-политическая газета «Улётовские вести»

Главная / Статьи / У всех своя дорога к Богу
12.02.2018 14:26
  • 61

Категории:

У всех своя дорога к Богу

Православие

Как приходят люди к вере? Мне всегда казалось, что идут люди в храм, когда тяжело, когда какие-то проблемы в семье, со здоровьем. Тогда человек и идет к Богу.

И вот в прошлом году «Человеком года» стал настоятель Михайло-Архангельского храма с.Улёты иеромонах Варлаам. От многих жителей района слышала о нём только хорошие отзывы. И если кто-то нашел дорогу к Богу благодаря встречам с этим человеком, значит, и сам он умеет найти ту тропинку к сердцу каждого прихожанина, по которой вместе идут в мир богослужения. Увы, далеко не каждый взрослый человек умеет найти путь, что ведет к сердцу. Особенно страшно, когда такие тропки не проторены в школе. Вот и растут наши ребятишки с пустотой в сердце: не заполнилось ни дома, ни в школе. Кто знает, не это ли причина той жестокости, что порой демонстрируют подростки?

Поиск ответов на такие вопросы побудил меня пойти к отцу Варлааму (Эдуарду Попову) в Михайло-Архангельский храм для беседы. Он несколько смущен: «После признания меня «Человеком года» и сведений о награждении Патриаршей грамотой ко мне появился какой-то повышенный интерес. Честное слово, я себя очень неловко чувствую. Мне кажется, я совершено обычный человек, у меня не столь уж высокие успехи, о которых можно говорить, и давать интервью в СМИ».

Тем не менее, мне хотелось узнать об этом человеке побольше — с ним просто очень интересно общаться. Дала ему честное слово, что не буду писать новые «Несвятые святые», а просто расскажу о его прошлом и настоящем.

Итак, республика Марий Эл, её глубинка, и поселок Солнечный. «Это вроде нашего п.Горный», — уточняет мой собеседник. Отец – прапорщик в части, до сих пор, кстати, работает. Теперь уже в ранге служащего. Мама — работница детского сада. В этой семье двое детей: мальчик и девочка. Мальчик, как вы догадываетесь, – наш отец Варлаам. Но до этого статуса и сана еще очень далеко. Пока – обычное советское детство, школа с 1979 по 1989 годы.

«Пионер, зарницы, походы, спорт — всё это в полной мере, — улыбается мой собеседник. – Я был очень подкован, с точки зрения коммунистической морали. Много лет был знаменосцем в школе, выносил в торжественные минуты знамя школы, что меня очень смущало. И вообще, я считаю, что у меня было счастливое детство, потому что там всё это вот было: и гордость, и сопричастность великим событиям, и слово Родина не пустой звук».

Вероятнее всего, он стал бы военным, всё к этому шло. Пошел бы по стопам отца. Но, играя в футбол, так прикипел к этому виду спорта, что появились успехи. Играл в школьной команде, потом в районной, в 9-10 классах участвовал и в республиканских соревнованиях в Йошкар-Оле по линии ДЮСШ.

В Йошкар-Оле проводились специальные турниры среди спортсменов по линии ДЮСШ, и, так, почти сам собой решился вопрос о дальнейшем обучении: спортфак педуниверситета города Йошкар-Олы, куда и пришел бывший полузащитник из школьной команды.

Педагогом Эдуард себя не видел. Считал, что будущее уж совершенно точно связано с футболом. Когда они учились на первом курсе, на второй курс пришли из армии находившиеся в академическом отпуске студенты. Многие из них прошли к тому времени Афганистан и пользовались у первокурсников непререкаемым авторитетом.

Буквально перед началом обучения на втором курсе шла тренировка на футбольном поле. И… падение, травма с разрывом коленных связок, повреждением мениска. Затем длительное восстановление и осознание, что со спортом уже покончено. Без боли можно было ходить только по прямой.

На факультете доучиться, конечно, дали. Но футбол остался в прошлом. Хотя все зачеты и экзамены сдавал, плавал, но именно как футболист уже стал неперспективен. К слову сказать, лет в 19 Эдуард был крещен, но, как он говорит, без фанатизма и особой веры. Имя при крещении ему дали Василий, поскольку Эдуарда в святцах не нашли.

Многие сокурсники достигли бы высот в спорте, но грянула перестройка, а потом развал СССР. Куда только не рванули выпускники спортфака! Большая часть, к сожалению, ушла на «большую дорогу», в рэкет. Границы открылись, свобода пьянила, бывшие спортсмены рванули в Венгрию, Румынию, Чехословакию. Каждый находил в перестройке свои интересы: коммерция, «комки» и вымогательство вокруг всего этого. Но у иных она пошла совершенно противоположным путем.

Трое из университета ушли в священнослужители. С одним из них, Павлом Матвеевым, тогда еще мирянином и общался будущий наш настоятель прихода: «Мы с ним много говорили, я стал ходить в храм. К тому времени уже отчетливо понял, что в спорте у меня нет никаких перспектив, а беседы о богословии все больше и больше затягивали, рассказывает отец Варлаам.

А началось всё собственно еще на 4 курсе. Во время ведения предмета «Мировая художественная культура» преподаватель рассказывала о живописи эпохи Возрождения, европейской живописи прошлых веков, где было много полотен на библейские темы. К чести педагога, предмет свой она очень любила, картинам и сюжетам давала подробное толкование.

«Тогда я впервые услышал слова «Христос, «рай», «ад», «демоны» и стал как-то немного по-иному воспринимать мир. Это и побудило к хождению в храм Воскресения Христова на Набережной. Рядом восстанавливали Собор, там нужны были рабочие руки, люди помогали в восстановлении».

С этого момента и началось восхождение к вере. Это был новый мир, с совершенно другими понятиями. «Начав приобщаться к теме православия в 1993 году, ни разу до сегодняшнего дня не встретил ни одного плохого человека. Наоборот, видел участие, любовь, понимание и прилепился всей душой к этим людям. Протоиерей Павел (Матвееев) служит уже более 20 лет, возглавляет отдел по тюремному служению, а тогда всё терпеливо объяснял. А потом, по инициативе Павла поехал в Спасо-Яковлевский монастырь Ростова Великого. Настоятелем монастыря был архимандрит Евстафий.

Сначала был просто паломником, то есть жил на подворье, трудился на хозяйстве. Паломники жили — кто неделю, кто больше, доходило до полугода. И именно там у меня созрело желание посвятить себя монашеской жизни. И хотя я был в монастыре раза два, мне этого хватило для того, чтобы полностью утвердиться в этой мысли. Мои родные были, конечно, в шоке, полагая, что это какая-то блажь. Но потом, видя, что это твёрдое моё убеждение, мешать не стали.

Архимандрит Евстафий (будущий епископ Читинский и Забайкальский) как раз переводился в Читу. Он и предложил мне приехать в Читу, послужить на благо церкви. Не будучи связан какими-то отношениями. Я собрался и поехал в 2000 году в Забайкалье. Первые месяцы был послушником в храме, посещал богословско-пасторские курсы (сейчас — духовное училище), постигая там основы богослужения. А еще работал на архиерейском подворье в Лесном городке. Там был огромный огород, и трудились на нём будущие священники: игумен Софроний, отец Иннокентий. Будущие священнослужители выращивали овощи для епархии: баклажаны, помидоры, огурцы, картофель.

А потом отец Евстафий сподобил меня на постриг и совершил рукоположение на сан иеромонаха».

Проживая там, будущие священники ходили в храм, помогали отцу Андрею, батюшке храма в Лесном городке, проводить богослужения. А потом он направил молодого монаха в с.Улёты. Здесь к тому времени уже образовался приход с молельным домом. Занимался этим подвижническим делом В.И. Середин, который работу в миру совмещал с церковным служением. Поскольку у отца Андрея было много работы, иеромонах Варлаам остался в Улётах.

В 2004-2005 году началось строительство храма в с.Улёты, а в 2009 году ее освятили. С 2005 по 2007 год отец Варлаам жил насельником в Спасо-Преображенском монастыре на Байкале.

Чуть позже началось восстановление Тангинского храма, и в 2007 году отец Варлаам получил назначение – быть настоятелем церкви в с.Танга. Там тоже существовали уже приход и молельный дом

О своей роли в появлении этих храмов иеромонах Варлаам говорит так: «Моего вклада тут вообще, можно сказать, и нет. Люди добрые предложили. Те, кто мог, пожертвовали средства, другую разную помощь люди оказывали. Это не мои инициативы, мне нечем похвалиться. Воскресную школу, организованную при нашем храме предложили создать Н.С. Лесогор и Л. М. Алексеева. Строительство храма в Улётах было предложено В.Ф. Малковым. Много установлено Поклонных крестов — в Бальзое, Доронинском, Улётах. Но тоже по инициативе прихожан, — в Доронинском – А.С. Саревича, в Бальзое — А.А. Страмилова.

Я не строю планов, а живу реальными делами, потребностями. Бог даст, все замыслы богоугодные воплотятся. Если что-то надо делать, делай сегодня, а что потом Господь пошлет – ему видней. И идеи, и людей посылает. То есть, всё, что у нас есть – это не от моих идей. Скажу одно совершенно точно — мне везло встретить людей добрых, искренних, отзывчивых. Я уже называл Виктора Ивановича Середина, очень много помог Владимир Семенович Лихунча, душой откликнувшийся на нужды нашего прихода.

К сожалению, ушёл из жизни Петр Петрович Хозеев, у которого я жил первое время. Непросто, не однозначно прожил, но уверовал, покрестился, уже в зрелом возрасте. Искренне мне помогал в организации богослужений. Причем вера у него была, скажем так, на генетическом уровне, — один из его предков по линии матери был архиереем».

С момента первого приезда в Улёты минуло уже 14 лет. Отец Варлаам обучается заочно в духовной семинарии г.Хабаровска. Предметов там, как и в любом вузе, немало. И какие! Основными предметами считаются Священное Писание Нового и Ветхого Заветов, догматическое богословие, литургика, церковная история. Кроме дисциплин сугубо христианских, семинаристы изучают множество светских наук. Так, преподаванию древних языков (латыни, древнегреческому и древнееврейскому) может уделяться особое внимание, отечественная история, всемирная история, философия, психология и другие. Умение дискутировать читается на лекциях по риторике и ораторскому искусству, а на гомилетике студентов учат правильно составлять проповеди.

Получается, что человек, получивший диплом об окончании семинарии, является не только специалистом в области богословия, но и может разбираться в основных гуманитарных науках.

Идут люди в храм чаще всего когда «припрёт» — кто-то из близких заболел, что-то тяжелое случилось в семье. Тогда идут поговорить с Богом. Как правило, эти люди — гости временные.

«А вообще-то Господь ведёт к вере, — считает отец Варлаам. — Человек верующий начинает чувствовать потребность в этом. Это – чудо, и объяснить, как и откуда оно возникло, сложно. Основным мотивом, является, на мой взгляд, осознание своей внутренней потребности в вере. Есть люди, назову их «идейные» христиане, они ощущают на себе действие благодати и перерождаются потом изнутри. Я рад, что у нас в районе много таких людей.

Не правы, кстати, те, кто говорит: «Не иду в церковь, потому что вижу там того или иного, в прошлом грешника». Не правы люди, их осуждающие. Он и в церкви-то появился, потому что переродился внутренне. Не судите по-старому».

Патриаршая грамота, которой награжден отец Варлаам в минувшем году, вызывает у него, пожалуй, больше чувство растерянности, чем гордости за нее.

«Я не вижу в этом никакого подвига, такой же грамоты сподобился чуть позже красночийкойский протоирей Игорь Хованский. Я не считаю себя великим тружеником. Наоборот, думаю, что я самый что ни на есть рядовой, и во многом даже не дорабатываю. Например, у нас есть реабилитационный центр «Кедр». Надо бы туда мне появляться, говорить с детьми, но не выкраивается пока времени», — говорит он.

Хотя, на мой взгляд, отец Варлаам значительно умаляет свою роль. Количество прихожан за годы его служения Богу увеличилось в районе вдвое. Количество венчаний не растет на протяжении ряда лет (их 2-3 в год), а вот крещений побольше. И, кроме того, выезды на службы в селах Танга, Николаевское, на станцию Могзон. А еще по всему Читинскому району наш батюшка помогает при проведении торжественных служб, поскольку назначен благочинным (старшим священником).

Поэтому приятно осознавать, что у него много помощников в нашем районе: тех, кто преподает в Воскресной школе, занимается убранством храма, организацией служб: Б. Бухнер, С. Пляскин. Е. Патрин, Н.А. Шкуратова, Алевтина Григорьевна Патрина, «великая труженица, теплая душа, которая свыше десяти лет безвозмездно пекла просфоры для храма», наши кочегары, за невеликую плату согревающие храм, — обо всех этих людях отец Варлаам рассказывает очень тепло.

И, может быть, и высокопарно прозвучит фраза, но именно к этому забайкальскому теплу тянет нашего Варлаама из Йошкар-Олы, куда он иногда вырывается. «Хорошо у нас там, дома. Леса, речки, озёра. Снега. Какие у нас снега! Когда половодье, кругом вода, лес в воде, только по мостам понятно, где река. Но, побыв дома, на малой родине, дня три, я вдруг понимаю, что мне надо домой, в Улёты, к моим прихожанам ...»

Возвращалась я в редакцию в каком-то удивительном состоянии духа. В эпоху повседневной суеты, стремлении успеть повсюду, храм, увы, у многих не стоит первым в этом списке. Но от мысли, что иеромонах Варлаам, которого каким-то провидением Божьим забросило в наш край, стоит на страже наших душ и помыслов, становится не так тоскливо и одиноко.

На мой вопрос, зачем все-таки нужно такое монашеское самоотречение, иеромонах Варлаам ответил: «Я люблю видеть в глазах людей свет благодати, а не мрак».

Автор: Елена Чубенко
корреспондент газеты "Улётовские вести"

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Реклама

Вверх