16+

Районная общественно-политическая газета «Улётовские вести»

Главная / Статьи / "Кулёк" раскрылся...
05.02.2018 14:04
  • 92

Категории:

"Кулёк" раскрылся...

Т.М. Зенкова и Е.П. Пыткина (справа налево)

Русская песня

Признайтесь, как часто вы слышали о том, что ни ума, ни совести нет — иди в культпросвет? Наш разговор с Татьяной Михайловной Зенковой на эту тему был настолько интересен, что я, во-первых, пожалела, что уже не смогу поучиться в училище культуры, а во-вторых, сочла необходимым об этом рассказать.

Еще в 19 (!) веке, оценивая почти все существовавшие к тому времени публикации русских песен с нотами, один из собирателей музыкального фольклора Н.М. Лопатин вынужден был констатировать, что составители первых русских музыкальных сборников «явно старались приноравливать наши народные мелодии к западной форме, кто к итальянской, кто к немецкой, для сего вводили симметричный ритм, которому отнюдь не подчиняется раздолье нашего народного пения; подводили нашу мелодию под какой-нибудь определённый тон или лад, и когда наша мелодия не гнулась, то наказывали её, подправляли, урезывали, приставляя к ней небывалые диезы и бемоли и таким путем, уничтожая самобытность наших песен, придавали ей искусственную пошлость».

Ну что тут скажешь! Ни прибавить, ни убавить. Актуально и на сегодняшний день. Два века прошло, а народную мелодию, песню, продолжают преподавать, как классику. «А ведь тут вначале слово, а потом мелодия», – горячится Татьяна Михайловна, перелистывая страницы своего научного нового труда, которым она сейчас занимается в защиту старины. «Короче, это совсем другая наука». «Это так примитивно»,- порой мне говорят. Примитивно? А ты попробуй это спеть! А попробуй хоть одну расшифровать?

Эпоха возрождения русской песни в Забайкалье.

Одна из родственниц попросила Татьяну Михайловну подработать в училище культуры, («кулёк», как его ласково называет Татьяна Михайловна). Шла туда молодая «хоровичка» с намерением учить сольфеджио, аранжировке, и всему тому, чему научили ее в классической системе. Но на только что начавшем работать народном отделении ей дали очные предметы, которые вообще не были ей знакомы. Один из педагогов, начав эту тему, уехал, и нужно было кому-то ее поручить. Как ни отнекивалась Татьяна, завуч, Галина Петровна Сыроватка, убедила: «Раскопаешь что-нибудь. У тебя ж вон какая сила – целое училище».

Открылась в училище специализация «народное пение». И все преподавали, как могли. А в основном, как академически положено – партии: сопрано, альты. Ни репертуара, ни сборников, ни песен. И тут Татьяне несказанно повезло. «Сто спасибо могу и сейчас сказать Центру народного творчества, который направил меня в фольклорную экспедицию. В компании были телевизионщики, один прикладник и двое из Центра народного творчества». А в Петровск-Забайкальском, (нужно ж было случиться такому совпадению) — встретилась с Вячеславом Владимировичем Асановым, известнейшим фольклористом. Его команда ехала из Новосибирска с такой же целью.

«Вот он и научил, как собирать, что собирать. В.В.Асанов перевернул мозги мне все наоборот. «Всё забудь, чему в институтах учили, всё будем заново постигать», сказал он тогда. Экспедиция, миновав Красный Чикой, поехала дальше. В Чикое присоединилась концертная бригада, и двинулись в Укыр и Мензу. Дорога опасная, страшная, ключи кипят. Ехали весь световой день. Приехали на место. А для жителей Укыра приезд артистов из Чикоя – уже как парижане в гости. А тут и Чита, и Новосибирск. Событие, в общем. Агитбригада из Чикоя концерт ставят, голосистые, спору нет.

А потом сел Асанов с балалайкой на край сцены и стал спрашивать: «Вы бабу мою не видели?» Все похохатывают в зале. А он своё: «Я серьезно. Приехала со мной и куда-то потерялась». Находит в зале Татьяну, плёточкой ее к сцене гонит и шепчет: « Как хочешь, подыгрывай».

- Говори, у кого была? Выводи! Татьяна выводила к сцене людей, а Асанов целый спектакль сымпровизировал: «Мол, не буду бить бабу, если частушки мне споёте». Частушки пели все, и сама Татьяна. Забыв о том, что вообще-то не умела их толком петь. А тут местные и говорят: «А у нас не так!». И стали петь.

- Тут я забыла про все. 12 бабушек одну песню поют, а у всех свои голоса и подголоски. Ни одного одинакового. Снова её же поют, а она звучит за счет вариаций по-другому. Одна и та же песня одинаково ни разу не прозвучала. Никаких консерваторий не хватит понять величие семейского песенного искусства. Для меня это был шок, я села в сторонку, и стала записывать и в тетрадку, и на скрипучий китайский магнитофон. Спать охота, а не разойтись. До 6 утра у нас была самая настоящая вечорка».

Так вот и получилось, что эта поездка развернула колеса Татьяниной телеги в совершенно другую сторону. Фольклор завладел ею начисто.

«Я приехала тогда из экспедиции с вот такими глазами», — показывает она на тарелочку на столике,- и сказала: — Что хотите, делайте со мною, но теперь мы занимаемся только фольклором! В числе моих помощников были Борис Григорьевич Шевченко, один из моих первых учителей, строгий скромный баянист и Екатерина Павловна Пыткина – она работала с гармошкой. Съездила в Орел к композитору Леониду Дербеневу, который единственный по стране вёл курс гармошки – хромки, самого что ни на есть народного инструмента. Мы ещё и грант выиграли и на эти средства закупили хороших народные инструменты, привезли их в училище. И вот Екатерина Павловна работает давно по лучшей, на мой взгляд, методике: обучение игре на гармошке со слуха и рук, с уха, а не с глаз и нот. То есть, как исстари учили в деревнях. Не показывая нот, учит со слуха, а к последним курсам музыканты начинают быстро осваивать и нотную грамоту. Методика работает быстрее, и студенты в нее быстро погружаются».

То есть будущему студенту, мечтающему о профессии, можно не переживать о том, что он не знает азов нотной грамоты – всё это придет к нему со временем.

Фактически с 1992 года училище преподает и выпускает специалистов по фольклору, по традиционной народной культуре. А в 1998 году в самом что ни на есть провинциальном «кульке» открыли отделение этнографии. А на такое отделение еще и госстандартов не было. Мы съездили в Новосибирск, в Хабаровск, изучили их планы и приняли эти планы за основу. А госстандарты обучения на отделении «Этнография» появились только в 2002 году, в год первого выпуска этого отделения, — горячо рассказывает Татьяна Михайловна.

Вот так, получается, после той давней поездки в Укыр, Мензу традиционная культура открыла училищу совершенно другой мир. Всему училищу теперь есть что делать. Театралам изучать обряды, святки, ряжения, театр Петрушки, вертепы. Есть что делать режиссерам, хореографам, хоровикам, библиотекарям — всем есть дело в освоении народного богатства, практически уже утраченного, зарытого под современным песенным искусством. Раскапывать эти драгоценные зернышки и изучать – задача училища. И хочется надеяться, что и впредь это уникальное направление не задвинут за пыльные кулисы истории, а напротив, будут развивать.

Вот вам и «кулёк»!

В 1995 году специалистам училища, Татьяне Михайловне в их числе, предложили посетить международный форум «Байкальские встречи». Поехала Татьяна Михайловна со своими первыми студентами – второкурсниками Наташей Новосёловой (Рюмкиной), Оксаной Димовой (Маловой), Максимом Хавень. Слушали студенты учёные мудреные речи в расстроенных чувствах: второкурсников из Читы на гала-концерт открытия просто не пустили. Мол, что могут учащиеся на втором курсе?

А потом «кулёк» с второкурсниками «раскрылся» в самом интересном месте: Татьяна Михайловна делала доклад. А её студенты иллюстрировали укырскую традицию — материнский плач на могиле сына. «Это был фурор. И после моего доклада нас попросили дать открытый урок-концерт. Присутствовали известные ученые из Улан-Удэ и других городов, включая Москву и Ленинград. Снимали, записывали на микрофоны. И вот после этого на гала-концерт на закрытии нас запустили первых. А когда все ученые поехали на отдых после форума, меня вместе со студентами взяли с собой. А девчонки-то мои, Оксана с Наташей, всё поют: и рок, и народные, и попсу. Ученые говорят: «А как вы готовились, что буквально всё поёте?» Они им как на духу: «Никак не готовились». Оксана смеётся, — «Я вообще из Газ-заводу». В общем, вернулись триумфаторами», — улыбается Татьяна, вспоминая ту поездку.

Позднее училище культуры аттестовали, приезжали мощнейшие ученые-педагоги, хорошо разбирающиеся в проблемах среднего профессионального образования. И по сей день училище считается одним из лучших по стране по подготовке специалистов по фольклору и обрядовой культуре. К огромному сожалению, многих из них разбирает город по своим ансамблям, творческим коллективам. Но есть и те, кто едет в село, возвращая подлинную народную песню. Ведь поколение 30-40-х годов уже не знало традиции, им хотелось петь не «как старухи», а учились, как по радио, правильно, красиво. Поэтому в селах народная песня практически полностью утрачена. Но родились, благодаря стараниям бывших студентов–фольклорников, удивительные по красоте ансамбли «Читинская слобода», «Живая старина», студенческий ансамбль «Оберег», целая россыпь творческих коллективов в Красном Чикое: «Дигомор», «Музейная мозаика», «Иргульки», «Берегиня». Прекрасная музыкальная школа фольклорного направления функционирует в Краснокаменске, куда ходят более 100 детей.

Мало того, из них, как из крепких деревьев, отходят росточки, столь же яркие и живые – из Читинской слободы веточка – «Семейный ансамбль Рюмкиных». Слободчане Суботние родили фольклорный ансамбль «Отрада», в котором юные совершенно создания с таким знанием дела распевают старинные песни, что просто мурашки по коже. Но и это не все. Супруги Суботние, заразив ребятню истинной красотой русской традиции, вовлекли в этот круг и их родителей. И теперь родители – мамы и папы встают на сцене вместе с детьми. Так и должно быть – традиция всегда шла из семьи, и именно родители должны прививать любовь к песне.

Рада, что и у нас в районе занимаются фольклором в селах Доронинское, Новосалия, Дешулан. Не забывают традиций и в с.Николаевское, Шехолан. А в Улётах с молодыми работает коллега Татьяны Михайловны, одна из певуний в «Живой старине» — Юлия Сергеевна Лещенко.

Может быть, слова звучат громко, но мне кажется, что это и есть возрождение России. И единственное, с чего оно может начаться – это с возвращения русских традиций.

: «На практике... музыкальные мастеровые натолкнулись в русской песне на материал весьма непокорный, неподатливый, но этого, разумеется, не заметили и, руководствуясь своими тупейшими и ограниченными идеалами, гордясь своей "образованностью", подошли к русским народным напевам с совершенно ложной стороны, прикоснулись к ним грубою ремесленною лапою и — стерли радужную пыль с крыльев музыкального мотылька, то есть исказили, обезобразили русско-народные мелодии иногда до неузнаваемости» (А.Н.Серов)

Автор: Елена Чубенко
корреспондент газеты "Улётовские вести"

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Реклама

Вверх