16+

Районная общественно-политическая газета «Улётовские вести»

Главная / Статьи / Из песни слов не выкинешь
29.01.2018 15:03
  • 67

Категории:

Из песни слов не выкинешь

Татьяна Михайловна Зенкова – ученый-фольклорист, фактически положившая начало изучению подлинной обрядовой культуры в Забайкалье. С ее легкой руки радуют нас своим творчеством фольклорные ансамбли, несущие аутентичную песню — ту, которая существовала много веков, потом была искажена, а в основном и вовсе потеряна. Вернуть к жизни подлинную народную культуру стало смыслом работы Татьяны Михайловны.

Родня, род, наРОД ...

Те, кто читал книгу Т.М. Зенковой о семейских Забайкалья, вероятно, помнят одну из редких фотографий — большое семейство на фоне бревенчатой постройки. Подпись – «семья Коноваловых, с. Дешулан, 1931 г». Изучать родословную, к сожалению, принялась Татьяна поздно.

До сих пор ругает себя: «Раньше-то толмача не было расспросить, кто да откуда, кем приходится. Моя бабушка Устинья Ивановна Филатова, в девичестве Коновалова, дожила до 98 лет. Спрошу, когда она родилась, а она мне: «Под Покров, доча». А год и не знает. Потом уж мы сопоставляли по событиям, о которых она рассказывала, посчитали, что родилась она в конце 19-го века.

Бабушку пытала, откуда вообще коноваловская родова, она говорила: «Запомни, доча, мы с Орловской губернии, это из поколения в поколение нам передавали». На фотографии прадед Иван Коновалов, прабабка Софья Артамоновна, бабушка с дедушкой, а также дочери прадеда Ивана, молодухи. В семье Ивана Коновалова было десять детей. Рассказ об их судьбах занял бы не одну страницу».

Самого Ивана, в 1932 году расстреляли по навету своей же родственницы, невестки Дарьи. Та со зла какого-то донос написала, что в семье не любят Сталина и пишут о нем плохие листовки. Хотя кто их тогда мог писать: большей частью все неграмотные! И бабушка Устинья наказывала потом юной своей внучке, чтоб никогда не называла своих дочек, внучек Дарьей, имя было проклято.

Семья перебралась на плотах к станции Ингоде, походом командовал дедушка Татьяны — Никифор Филатов, муж Устиньи Ивановны. После смерти своего супруга на заработках, семейская женщина Устинья Филатова восемь ребятишек подняла на ноги, девятого только не сберегла. На момент смерти деда Никифора Валентине, матери Татьяны, было 8лет, а младшему Николаю — год.

Прадеда Ивана намного позже реабилитировали. «Я все пытала маму, почему бабушка Устинья не могла забрать Осиповых, своих же племянников, к себе. Жалко было осиповских детей, которые остались без родителей. Мавру (сестру бабки Устиньи) посадили на 8 лет вместе с мужем. Отсидела их, вернулась в свой Дешулан. А потом уехала к старшей дочке в Ленинград и там впоследствии умерла

И я всё пыталась понять, почему свои не разобрали их детей. А бабка Устинья однажды в сердцах говорит: «А ты подумала, куда бы нас всех? Боялись разбирать ребятишек». «Враги народа» были небезопасным клеймом. Одного осиповского парнишку буряты в дети взяли, глухонемого, один в Ташкент уехал — молва тогда шла, что Ташкент — город хлебный. Остальные кто куда.

- Мамина родова – дешуланская, а отец, Михаил Богодухов, – николаевский. К сожалению, по его родословной мало что сказать могу, кроме того, что первые Богодуховы, отец и два брата, появились в Николаевском в 1803 году, — продолжает свой рассказ Татьяна

Родилась она в Улётах старшей в семье Валентины и Михаила Богодуховых, которые встретились в этом селе да и остались на всю жизнь. Детство прошло в Улётах, рядом с выжившей наперекор всем жизненным ветрам, бабушкой Устиньей. Родители трудились, а Татьяна осваивала школьную науку и попутно музыку в музыкальной школе.

А потом поступила в музыкальное училище, на отделение хорового дирижирования. По специальности — академист, хоровик. Ни о каком фольклоре и не помышляла. Вернулась в Улёты, в свою же «музыкалку», набрала класс по фортепьяно, сольфеджио. Кстати, две ее первых ученицы стали потом преподавать музыку.

А потом Улёты пришлось оставить. Школьная дружба переросла в любовь и улетовский одноклассник Саша Зенков на 4 курсе своего физмата сделал ей предложение.

Поступив на физмат педагогического института, он оказался настолько силен в точных науках, что окончил вуз в звании ленинского стипендиата без единой четверки. Остался работать на кафедре теоретической физики в качестве ассистента. В 1981 году был принят на должность стажера-преподавателя теоретической и математической физики Ленинградского государственного педагогического института. После годичной стажировки в 1982 году зачислен в очную аспирантуру на кафедре теоретической физики ЛГПИ.

«Я тут отовсюду поувольнялась и к нему дунула! А ему этот знаменитый город на Неве никак не нравился. Он все про свои речки да леса не мог забыть, про солнышко наше. Ругал меня, что я к нему приехала: «Нравится тебе тут?» А я там любой техничкой согласна была быть, мыть подъезды, только чтобы рядом. Поработала с детьми в одном из детских садов». В 1985году, после окончания аспирантуры, Александр Петрович был принят на должность ассистента кафедры теоретической физики Читинского государственного педагогического института.

Вернувшись в Читу, супруги «подсели» на работу — у Александра Петровича преподавание, ректорат. Татьяна немного поработала в детском саду, куда устроили народившихся к тому времени дочерей. Заочно окончила Улан-Удэнский институт культуры, который, по её утверждению, дал только «корочки», а все базовые знания дало Читинское музыкальное училище.

А потом — работа в училище культуры, где фольклор завладел ею начисто. И побывав однажды в Мензе и Укыре, на границе с Монголией, на самом краю русской земли, она осознала, что настоящая русская песня вот-вот потеряется, со смертью старушек, что пели ей тогда свои песни. «Кто, если не я» — это и стало ее девизом до сегодняшнего дня, и, думаю, вряд ли уже изменится. Почти тридцать лет стоит Татьяна Михайловна на страже русской песни, русской традиции и семейского наследия. А училище культуры преподает и выпускает специалистов по фольклору, по традиционной народной культуре. А в 1998 году открыли отделение этнографии.

Но есть проблема, считает Татьяна Михайловна: — филологи изучают народную песню в одном направлении. Музыканты в своем, хореографы в третьем. А обряд — это синтез всего этого и нужно бы было всё вместе изучать, народная песня — это синтетическое дело. Тогда это – подлинная история. «А к комплексному изучению стали подходить только в последнее время и хочется именно так научить студентов» — делится она планами. И поэтому она сейчас, уйдя от преподавания, взяв тайм-аут, занимается учебником этносольфеджио. «Не может быть народного хора в одинаковых одеждах, с дирижером во фраке и бабочке. Это не фольклор, это напомаженная барыня в парике и русском сарафане, совершенно далекая от подлинной русской песни. Меня приглашают читать лекции и в Новосибирск и в Хабаровск, но у меня сейчас задача № 1 — написать этот учебник, который был бы доступен широкому кругу обучающихся, а не только специалистов

О кандидатской

Собственно, защита кандидатской в 2003 году была вполне логичным продолжением изысканий Татьяны Михайловны в области народной культуры и традиций. Вначале были годы соискания в Московском институте естествознания на звание кандидата наук, которые дали ей много для профессионального роста и понимания теории фольклора. А сама защита состоялась в Улан-Удэ.

«Сделано много, но еще столько планов! Учеников, коллег достаточно и в Научно-методическом центре и по всему Забайкальскому краю. Не все, наверное, считают себя моими учениками. Да и я не всех считаю. Есть те, кто ушел от подлинной песни в шоу, концертную деятельность ради денег, в первую очередь. Но много учеников в районах работают, и дай Бог, чтоб создавали подлинные ансамбли, не давая умереть песенной традиции»,- считает Татьяна Михайловна.

Минувший декабрь был очень знаковым для супругов Зенковых, которые прожили вместе уже 39 лет. Это, если не считать годы школьной дружбы. Кстати, спросила у Александра Петровича, как они вообще вырастили двух дочерей-умниц (обе работают в Москве. Одна – кандидат экономических наук, менеджер в вузе, вторая — финансовый аналитик в ИНТЕР — РАО.

« Вместе растили. Где Таня, где я, у кого со временем посвободней. Если у меня больше свободного времени, то мы в Улёты, к моей маме, Дине Александровне. Дома там тоже не сидели, девчонки наши ехали со мной частенько на речку гольянов ловить», — вот и весь его ответ. Подрастают в Москве внучки Лиза и Ариша. «Наши сосёночки», — как называет их Татьяна Михайловна. — Младшая уж очень отбойная! Я в ней себя узнаю».

Я так понимаю, Татьяне Михайловне весьма редко выпадала возможность посидеть с девчонками: поездки по фольклорным экспедициям, участие в конкурсных программах, фестивалях. «Мои студентки, мне кажется, чаще сними возились, чем я», –до сих пор с благодарностью вспоминает она. — Оксана Димова да Наташа Новоселова (Рюмкина) с первого дня учебы до сегодняшнего дня – мои ученицы, соратницы, подвижницы, стали теперь уже как дочки».

Собственно о юбилярах….

И вот бывшим одноклассникам засветили юбилейные звёзды. 10 декабря исполнилось 60 Александру Петровичу, а 29 декабря — Татьяне Михайловне. Встречаясь с этими одаренными людьми, помнится, конечно, что они – кандидаты наук, настоящие ученые, достигшие к юбилейной дате значимых побед.

А на память приходит совершенно другое. Как однажды летом они приехали в Улёты. А груздей было по всем лесам немерено. Встретилась с Зенковыми, поехали за Ингоду. Александр Петрович, не смотрите, что крупноват: по сопкам бежит, как сохатый, только ветки трещат. Мы с Татьяной, да ее подружкой, тоже Татьяной, следом, едва успевая пригибаться.

Нашли такое место, что уходить пришлось раза два — за пустыми ведрами. Одна беда – грибы под шатром сплетенных веток багула – в чепурильнике. Ползали наши улётовские кандидаты на животе по самой земле, а грибы будто дразнили — чем недоступней, тем кучерявей груздочек из-под листьев выглядывает. Петрович затылком зацепил осиное гнездо и мы, брякая вёдрами, улепетывали к вроде бы далёкой машине. Добежали очень быстро… Присели под колёсами, чай попили, песни попели. А вечером снова пели песни, намывая грибы на радость Дине Александровне Зенковой.

А то вспоминается, как на «Семейской круговой», которая родилась благодаря хлопотунье Татьяне Зенковой и Галине Петровне Сыроватка, окружали Татьяну почтеннейшие чикойские бабульки, обнимали, угощали, и она суетилась с подарочками для них. Каждую по имени–отчеству, каждая – «это целая диссертация, сколько она сказок, прибауток и песен знает» Слушаешь её и диву даёшься: оказывается почти все старушки- кандидаты народных наук! (Про всех этих Татьяниных помощников — отдельный разговор, и мы еще поговорим на эту тему).

А они, конечно же, меньше всего видели в ней учёного, это была ИХ Татьяна Михайловна, услышавшая, записавшая, оживившая столетние, а то и более, залежи песен. По два-три дня на солнце. Хотя уже ни бабулькам с их давлением, ни Татьяне оно не особо полезно, но отплясывают, распелись так, что никакого удержу!

Кстати, про столетние. Не для красного словца тут черканула. «Сколько лет семейской песне?», — наивно у неё поинтересовалась я.

Смотря какой, оказывается. Ученые нашли методы определения возраста песни. Анна Васильевна Руднева, практик-музыкант, которая, как говорят, «распела» диссертацию, проанализировала многие тысячи образцов и вывела определенную систему. Убирая лишние распевы вариативной части, она определяла ритмический скелет песни. По скелету ритма определяла, в каком веке песня родилась (как по годовым кольцам!). Все это рассказала мне Татьяна Михайловна, восторгаясь этим способом: «Вот что надо изучать! От стихосложения всё идет, а у нас всё мелодию изучают!

В народном песенном стихосложении три системы – тонический, силлабо-тонический и силлабический. (Детали писать не буду, боясь что-нибудь напутать). (Е.Ч) .Научишься их распознавать и будешь знать, куда относить песню. Тонический – 12-13 век. «А и было дело на реке Неве»… «Завтра праздничек да воскресение»… Представляете? Поют нам этот «Завтра праздничек». А гость-то оказывается из 12-13 века!

Остаётся только добавить, что в день юбилея Татьяны Михайловны в доме был настоящий концерт. Гостей не приглашали, полагая, что те, кто помнит, сами придут. С утра пришли коллеги из учебно-методического центра и ЗабКУК, близкие друзья, родные. А после обеда – «Читинская слобода», взбудоражившая весь дом. В общем, к вечеру у Зенковых погостило свыше 60 человек.

И не надо описывать громкими словами «этапы трудового пути» — все «этапы» в этот день были песенные. И гости пели так , что стекла дрожали… И, конечно, Татьяне это было дороже любых званий и наград. Жива, значит, бабушки Устиньина песня ..Дай Бог еще много лет прожить…

Автор: Елена Чубенко
корреспондент газеты "Улётовские вести"

Оцените, пожалуйста, этот материал по 5-балльной шкале:

Выберите один вариант

Всего проголосовало 0 человек

29.01.2018 - 28.02.2018

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Реклама

Вверх